?

Log in

[sticky post] О моей библиотеке

До сентября 2011 года у меня не было электронной книжки. Я считал, что это баловство и читал обычные книги. Впрочем, так я раньше думал о мобильном телефоне, ноутбуке и лодочном моторе "Хонда". Теперь не думаю.
Электронные книги тоже надо где-то хранить, вот здесь я их и храню...
Надеюсь  Уверен, читатели этого журнала люди умные и им не надо говорить, что здесь отражается всего лишь моё мнение о прочитанном. Оно не правильное или неправильное, оно - просто моё...

Всё мной прочитанное, с определённых пор, хранится на ЛайвЛибе (http://www.livelib.ru/reader/papa_Som), а здесь я теперь размещаю истории и всякую всячину, связанную с прочитанными книгами.

Каталог прочитанного в 2011-13 г.г.Collapse )


Нажимать ни на что не надо, эта картинка просто иллюстрирует то, о чём я напишу ниже и на что меня подвигла очередная "амбициозная цель" очередного молодого человека, которую он публично озвучил на своей страничке, сопроводив её, уже ставшим почти обязательным, комментарием типа "И мне плевать, верите вы в меня или нет. Я добьюсь этого, не смотря ни на что!" Читаю и думаю - вроде не дурак, а пишет непойми что...

Read more...Collapse )

"Огурцы"

Есть у меня сосед Юра, полковник милиции в отставке. Вышел он в прошлом году на пенсию и крепко засел на даче. И не просто переселился туда жить, а стал настойчиво овладевать тонкостями садово-огороднической премудрости. До этого, честно говоря, в тяге к земле замечен не был, максимум, что мог - шашлык пожарить и траву покосить. А тут пробило - купил парник, всю весну выращивал рассаду, в удобрениях стал разбираться и, вообще, превратился в эдакого мичуринца.
Вчера утром, он с гордость сообщил нам, что съел свой первый, собственноручно выращенный, огурец. Матушка умилительно улыбнулась, мол не заливай, соседушка, какие огурцы, если у всех в округе ещё только рассада под плёнку высажена.
Юра, слегка обидевшись, потащил нас показывать свои посадки и, о чудо! - у него в парнике, и впрямь, уже растут огурцы вполне товарного размера. Мусик, обомлев, говорит:" Да ты просто талант какой-то! И когда успел научиться?" А сосед отвечает: "А чего мне учиться? По большому счёту, в моей жизни ничего ведь не поменялось - раньше людей сажал, теперь огурцы..." :0)

Не трудно быть Богом...

Вчерашний поход на футбол принёс столько эмоций, что организм с утра потребовал пива. Есть у нас тут одно местечко, где своим - всё что хочешь и в любое время. Иду я из этого благоговейного места, а у парадной сидят два мужичка, вчера, явно, тоже не по музеям ходившие и один из них мечтательно-жалобно говорит:
- Сейчас бы пивка...
- Да где ты его купишь, десять утра, - молвит второй.
Я молча достаю бутылку пива и даю страждущим. Через секунду, один из них, смерив меня долгим взглядом, говорит:
- Ты Бог?

Так что врут люди и писатели - Богом быть не трудно... :0))

"Сэр Дядя Коля"


Прочитал я тут на днях книгу У.Черчилля "Как я воевал с Россией". Книга хорошая, хоть и специфическая, но не это главное. Главное в том, что в ней я нашёл подтверждение невероятной истории, случившейся с советским солдатом Колей Доброчаевым и которую, кроме как "Сэр Дядя Коля", назвать не получается. В качестве предисловия, скажу, что в Нахаловке, которая на Вуоксе, есть дядя Коля, простой советский машинист паровозов, ему 92 года и он на 2 года пережил сэра Уинстона. Ну и что, спросит пытливый читатель?

Читать дальше - https://www.livelib.ru/story/19773-kak-ya-voeval-s-rossiej-uinston-cherchill


Вывод, сделанный мной по прочтении - правы те, кто утверждает, что России надо быть сильной, иначе сожрут. Или так подставят, что потом, не один десяток лет, будем пыль с коленок отряхивать и головой трясти в недоумении.
Очень впечатлил раздел о периоде 1939-45 г.г., особенно та его часть, где сэр Уинстон пишет об открытии второго фронта. Множество собственных оправданий и выдержки из трёхлетней!!! переписки с Рузвельтом и Сталиным о невозможности высадки на севере Франции, разбиваются о факт, подтверждённый самим же Черчиллем - союзники, этот пресловутый второй фронт, никогда бы и не открыли, но советские войска не остановились на границе СССР, как ожидалось, а пошли дальше. Как только возникла опасность "советизации" всей Европы, сразу нашлись и дивизии, и десантные корабли, и самолёты прикрытия и готовые планы операции...

Читать дальше - https://www.livelib.ru/review/753324-kak-ya-voeval-s-rossiej-uinston-cherchill

Всё-таки литература имеет влияние на судьбы людей. Совсем недавно, читая поэму Ерофеева "Москва-Петушки", дойдя до момента, когда Венечка "и немедленно выпил..." испытал такую жгучую потребность "принять на грудь" в кругу себе подобных, что незамедлительно купил бутылку коньяка и поехал в парк Сосновка, где всегда можно застать несколько неугомонных любителей волейбола, что не мешает им, с неменьшей нежностью, относиться и к алкоголю...
И что вы думаете? По завершении сосновского действа, с волейболом на снегу и последующим калейдоскопом алкогольных напитков, был троллейбус, коньяк на заднем сиденье, покупка подарка маленькому мальчику, полемическая беседа о русской литературе и философии, трансцендентальный переход из зала на террасу кафе и даже невероятное логическое заключение, служащее апофеозом пьяного абсурда. Это, когда я, совершенно серьезно подумал, что если Малахина зовут Саня, то Аршаница Саней быть никак не может и стал звать его Андрюхой.
Думаю, что если бы мы посидели ещё чуть-чуть, то были бы и Ангелы, и Сфинкс, и Митричи, и Дева с косой до попы. И, вполне возможно, что мы бы объявили Норвегии войну... :0)
Обожаю питерское метро. При любой возможности бросаю машину и еду. Сидишь, читаешь, смотришь, кайфуешь...

Как-то летом, на Крестовском, садятся в вагон великолепные кружевные Чулки, в комплекте с ногами, лет двадцати от роду, достаточно стройными, чтобы привлекать и недостаточно вульгарными, чтобы на них посмотреть и забыть. Как я отличаю чулки от колготок? Не знаю, не спрашивайте. Знаю и всё...
Садятся Чулки в серединке, открывают книгу в скромной обложке и сразу меркнут от того, что в правом углу, парочка за пятьдесят, целуется в жёсткий засос. Причём, делают они это с удовольствием, знанием процесса, толком и расстановкой. Судя по кольцам - муж и жена...
Однако, Поцелуй сегодня явно не главный, его ненавязчиво оттесняет дуэт весьма импозантных Мadame-amie, возраста, когда "ягодка опять", с серёжками в стоимость моего автомобиля, пьющих из горла Балтику №7 и сопровождающих воспоминания о каком-то Кольке негромкими возгласами типа "Да ну на...!"
И всё бы ничего, если бы не Чулки. Они свергают с пьедестала и Поцелуй и Мadame, когда я, совершенно случайно, на обложке книги, которые они читают, обнаруживаю надпись "ПСАЛТИРЬ на церковно-славянском языке"...

Вот такая история одного вагона питерского метро...:0)

Тут, на днях, у Мариам Францевны спорили на тему откуда взялось столько "запутинцев" в Инете и платят ли им? Нижеследующая публикация, как нельзя лучше, поясняет откуда, кому и сколько...

"ПУТИНСКОЕ БОЛЬШИНСТВО ДЕЛАЕТ ПОГОДУ В РУНЕТЕ"

За последние два-три года русскоязычный сегмент интернета кардинально изменился: политическую повестку в нем теперь формируют сторонники курса президента. К таким выводам пришли эксперты близкого к Кремлю Фонда развития гражданского общества (ФоРГО). По их прогнозам, в ближайшие годы в онлайн-дискуссии все активнее будут вовлекаться пенсионеры.

Подробнее.

История из жизни, навеянная этой книгой...

"МАКАР"

Макаревича я не люблю. Нет, не за то, за что его не любят многие сегодня, я его не люблю за прошлое и давно. Познакомились мы с ним в начале 80-х, на одном из сейшенов. Так называлось полуподпольное выступление групп, не обласканных Гос, Мос, Лен и прочими концертами, вход на который осуществлялся по блату и стоил, как бутылка портвейна - полтора-два рубля. Причём, билетом служила обычная открытка, фигурно разрезанная надвое. Одну половину выдавали зрителю, вторая была у мальчика на входе. Он, по номеру, выбирал нужную, прикладывал и, если разрез совпадал, то спокойно пропускал в зал. Залом, сценой, партером и галёркой служило помещение какого-нибудь кафе, где всё это действо происходило.
Так вот, мой одногруппник Колька добыл заветные половинки на Машину, мы с ним встретились на Горьковской, у памятника Стерегущему треснули из горлышка по бутылке портвейна и пошли на сейшен. Открытки совпали, настроение было великолепное, пили много, причём музыканты вместе с нами, песни пелись душевно-искренне и всё закончилось просто замечательно - без ментовской облавы и разведённых мостов. С тех пор я стал поклонником Машины времени, как, впрочем, вся тогдашняя молодёжь...
По прошествии многих лет, в конце 90-х, мы с Колькой, уже умудрённые жизнью мужчины, решили освежить воспоминания молодости и пошли на 30-летие Машины в Юбилейный. Снова выпили, правда уже из стаканов и под закуску, по бутылке портвейна на берегу Невы, на входе повспоминали о половинках открыток, полирнули портвейн пивом в местном буфете и заняли места в партере. Сначала настроение было великолепное, но с каждой песней оно улетучивалось, ибо музыканты пели откровенно скучно и плохо, на сцене вели себя непонятно как, а по окончании анонсированного времени концерта, ровно в 22.00, раскланялись с публикой и ушли! Пять минут никого, десять... Юбилейный стонал, народ вокруг ухмылялся: "Да ладно, Машина прикалывается. Щас выйдут. Бахнут по стакану и выйдут..." Но они так и не вышли. Ни одной песни на "бис". Спортивную тогда ещё не построили и униженная толпа шла до Горьковской, скандируя "Макар - говно!"
Протрезвев, мы с Колькой решили, что, видимо, что-то случилось - не могли Они так поступить, и постановили сходить на ближайший концерт Машины, дабы привести в норму наше отношение к кумирам молодости. Сходили, всё повторилось один в один. С тех пор я Машину не слушаю и не верю артистам, спортсменам и прочей богеме, когда они говорят, что играют/поют/вообще что-то делают исключительно из любви к зрителям или болельщикам...

А книга только подтвердила мою нелюбовь к Макаревичу и ещё чётче обозначила его говёный характер, ибо даже в ней он не удержался (причём не единожды), чтобы не пнуть, до омерзения им ненавидимый, Советский Союз и, что вообще удивительно - собственную молодость, не пройтись снобистски по опостылевшим поклонникам и не кольнуть презрительно младших собратьев по музыкальному цеху, только начинающим свою карьеру...




Цитаты из книги:Collapse )
Оригинал взят у apleks в У Лукоморья труп зеленый. О чем на самом деле рассказывается в добрых детских сказках.


                                                                                        На самом деле шапочка-то у девочки была серая.

                                                                                        Она просто носила ее мясом наружу.

                                                                                        Фольклор

Журнал Maxim опубликовал обзор детских сказок в их изначальных, оригинальных версиях. K-News приводит фрагмент статьи Таты Олейник.

«Большинство народных сказок такие милые, добрые и невинные!» — скажешь ты. Ну конечно. После того как в эпоху Просвещения их тщательно выстирали и кастрировали всякие братья Гримм и Шарли Перро, после того как их окончательно добил Уолт Дисней — они да, очень милые.

Оригинальные же, необкорнанные версии этих всеми любимых сказок чаще всего выглядят совсем, совсем иначе.

Хочешь знать как? Надеемся, твоя канистра валерьянки у тебя под рукой.

Красная шапочка




[Spoiler (click to open)]



В оригинале Красная Шапочка носила вовсе не шапочку, а шаперон — накидку с капюшоном. У Перро она разгуливала именно в шапероне. А вот в немецкой версии братьев Гримм девочка была именно в шапочке, что прижилось и у нас. Первая запись этой сказки, сделанная в Тироле, датирована XIV веком. Распространена она была по всей Европе, и в оригинале ее рассказывали с любопытнейшими подробностями, о которых Перро и Гриммы как-то забыли упомянуть.

Девочка в красном плащике действительно заболталась с волком по пути к бабушке. А когда она пришла к домику, там хитрое животное уже успело бабушку не только убить, но и сварить. Волк в бабушкином чепце и платье кулинарничал, гостья была приглашена к столу, и вместе они принялись весело кушать бабушку, у которой было вкусное жирное мясо. Правда, бабушкина кошечка пыталась предупредить девочку о нежелательности каннибализма. Она крутилась вокруг и пела песенку:

    Девочка бабушку жует,

    Бабушки своей косточки грызет.

Но волк метким ударом деревянного башмака тут же убивает наглую кошку, на что Красный Плащик реагирует весьма безмятежно. Девочка раздевается догола, прыгает к бабушке в постель и принимается задавать ей непростые вопросы:

    – Бабушка, почему у тебя такие широкие плечи?

    – Бабушка, почему тебя такие длинные ноги?

    – Бабушка, почему тебя на груди так много шерсти?

Волк на это честно отвечает, что так ему удобнее дорогую внучку обнимать, догонять и согревать. А когда дело доходит до больших зубов, волк не выдерживает и вспарывает своей милой подруге шейку. Видимо, бабушки ему не очень досталось за обедом.

И да, конец. Никаких дровосеков.

Гензель и Гретель

Древний сюжет про детей, потерянных в лесу, обрел новую жизнь в самом начале XIV века, во время Великого голода 1315–1317 годов. Три года чудовищных неурожаев, вызванных продолжительными заморозками, унесли примерно 25 процентов населения Северной Европы. В городах и деревнях процветал каннибализм. И именно тут появились Жанно и Марго (или Гензель и Гретель в немецком варианте).

Версий сюжета много, но самая популярная заключалась в том, что отец и мать, помирая от голода, решили съесть своих детей. Дети, услышав, как родители точат ножи, помчались в лес — пере­ждать там, пока папа с мамой от голода умрут. По дороге мальчик бросал камушки, чтобы не заплутать. Просидев какое-то время в лесу, дети тоже стали изнывать от голода и тихонько прокрались обратно к дому. Там они услышали разговор родителей, которые раздобыли где-то немножко хлеба и теперь печалились, что хлеб-то для подливки есть, а вот непослушное мясное блюдо от них ускользнуло. Дети стащили кусок хлеба и опять подались в чащу. Но теперь мальчик отмечал путь крошками, которые тут же склевали тоже обезумевшие от голода птицы. Доев хлеб, дети решили было помирать — и тут они вышли к домику, сделанному из хлеба! А окна даже были выложены пшеничными лепешками! Дальше все идет по уже знакомой нам колее. Но в конце дети радостно возвращаются домой, неся с собой не только мешки свежего хлеба, но и хорошо зажаренную ведьму. Так что родителям теперь не нужно есть своих детей. Все счастливы, все обнимаются. С течением времени сказка видоизменялась. Голод в качестве основного персонажа все же остался, но родители теперь просто избавляются от лишних ртов, отводя детей в лес. Домик превращается в пряничный, ибо маленьких слушателей нынче хлебом к ведьме уже не заманишь, а изжарившаяся ведьма так и остается в печи, не попадая на семейный стол.

Белоснежка

В системе классификации сказочных сюжетов Аарне — Томпсона Белоснежка идет под номером 709. Это одно из известных повествований народной сказительницы Доротеи Виманн, записанное Гриммами и изрядно ими смягченное, хотя и от гриммовской версии фанатам Диснея станет не по себе.

Ну, во-первых, Бело­снежку, падчерицу царицы, тоже собирались съесть — как без этого в сказке-то? Мачеха потребовала от слуги, чтобы он, придушив надоедливую девицу, принес в царскую кухню ее легкие и печень, которые и были поданы в тот же день на веселом званом ужине в замке (потроха оказались оленьими, ибо слугу девица подкупила своей красотой и молодостью). Бело­снежка оказывается в плену у семи горных духов, которым тоже нравится ее красота — настолько, что они решают оставить девушку у себя. После смерти Белоснежки от отравленного яблока гроб с ее телом выставляется на горе, и там его видит проезжавший мимо королевич.

Далее Гриммы с некоторой заминкой пишут, что королевич пожелал забрать мертвую девушку к себе, потому что она выглядела как живая и была очень красивой. Не будем думать о королевиче плохо — может быть, он, в отличие от возлюб­ленного Спящей Красавицы (см. дальше), просто собирался честно и благородно выставить ее в краеведческом музее. Но пока он торгуется с гномами за право выкупа тела, его слуги роняют гроб, мертвая девушка падает, кусок яблока вылетает изо рта девицы — и все живы и счастливы. Ну, кроме мачехи. Потому что царице на ноги надели раскаленные железные башмаки и заставили ее плясать на горящей жаровне, пока она не умерла.

Спящая красавица

Ага. Конечно, поцеловал он ее... Нет, в древних версиях этого сверхпопулярного сюжета, первые записи которого относятся к XII–XIII векам, все происходило иначе. И подробнее всех за полстолетия до Перро, в 30-х годах XVII века, сюжет записал итальянский граф Джамбаттиста Базиле, еще один собиратель народных сказок.

Во-первых, король был женат. Во-вторых, обнаружив девушку, спавшую в заброшенном замке в лесу, он поцелуем не ограничился. После чего насильник поспешно уехал, а девушка, так и не выйдя из комы, в положенный срок разрешилась двойней — мальчиком и девочкой. Дети ползали по спящей матери, сосали молоко и как-то выживали. А потом мальчик, потерявший материнскую грудь, начал от голода сосать подвернувшийся мамин палец и высосал застрявшую там проклятую занозу. Красавица проснулась, обнаружила детей, поразмышляла и приготовилась к голодной смерти в пустом замке. Но проезжавший мимо король как раз вспомнил, что в прошлом году весьма недурственно провел в этих зарослях время, и решил повторить мероприятие. Обнаружив детей, он повел себя как порядочный человек: стал наведываться и подвозить продукты. Но тут в дело вмешалась его жена. Детей она зарезала, накормила папашу их мясом, а Спящую красавицу хотела было сжечь на костре. Но потом все кончилось хорошо. Королева пожадничала и приказала стащить с девушки шитое золотом платье. Король, полюбовавшись на юную голую красавицу, привязанную к столбу, решил, что прикольнее будет отправить на костер старую жену. А детей, оказывается, спас повар.

Рапунцель

А тут вообще все крайне невинно. Единственное, считай, отличие диснеевского сюжета от оригинальной версии, записанной Гриммами, в том, что никуда Рапунцель с принцем не убегала. Да, он лазил в башню по ее косе, но вовсе не с целью жениться. И Рапунцель тоже не рвалась в пампасы. На свободу она весьма оперативно отправилась, когда ведьма заметила, что корсет красавицы перестал сходиться в талии. (В немецких деревнях, где многие барышни работали служанками в зажиточных домах, этот сюжет был не столь уж сказочным.) Ведьма остригла Рапунцель, а принц в наказание был оставлен колдуньей без глаз. Но в конце сказки все у них отрастает заново, когда слепо блуждавший по лесу принц наткнулся на своих детей-близнецов, которые искали пропитание для голодной и несчастной Рапунцель.

Золушка

Над сюжетом сказки «Золушка» Шарль Перро поработал особенно старательно, тщательно вычищая из него всю мрачность и всю тяжелую мистику. Так появились феи, принцы Мирлифлоры, хрустальные башмачки, кареты-тыквы и прочая красота. А вот братья Гримм записали за народной сказительницей Доротеей Виманн версию, которая была куда ближе к народному варианту этой сказки.

В народном варианте Золушка бегает просить платья для балов на могилу матери, которая встает из гроба, чтобы нарядить дочурку (Гриммы, подумав, все же заменили маму-зомби на белую птичку, которая подлетала к могиле со свертками в зубах). После балов девушка сбегает от принца, который хочет не столько жениться, сколько немедленно размножаться. Девушка взбирается то на грушу, то на голубятню. Принц топором рубит все эти возвышенности, но Золушка как-то ухитряется скрыться. На третьем балу принц просто приклеивает прыткую красотку к лестнице, залив ту смолой. Но Золушка выпрыгивает из золотых туфелек и, вся в смоле, опять уносится, спасая свою честь.

Тут принц, окончательно ополоумев от страсти, решает выманить барышню обещанием жениться. Пока Золушка размышляет, можно ли верить его словам, пусть и объявленным на все королевство, принц начинает курсировать с туфельками. Старшая сестра отрезает себе пальцы ног, чтобы влезть в туфельки, но сильно хромает в них и теряет по дороге. Младшая сестра отрезает себе всю пятку и идет достаточно ровно, однако белые голуби раскрывают принцу и его свите обман. Пока сестры бинтуют кровавые обрубки, появляется Золушка и, вытряхнув кровь из туфелек, надевает их.

Все в восторге, принц и Золушка едут жениться, а белые голуби выклевывают ее сестрам глаза, за то что они заставляли Золушку убирать в доме и не пускали ее на бал. И теперь сестры, слепые и почти безногие, ползают по городу и просят милостыню, радуя этим сердце Золушки, живущей с красивым принцем в уютном дворце.

Баба-яга, костяная нога

Самый популярный персонаж славянских сказок, чье имя значит Баба-Язва, имеет крайне мрачное происхождение, а описание ее очаровательного жилища было верным способом до икоты напугать маленьких полян, древлян и прочих кривичей. Ибо даже самые юные обитатели славянских земель, увы, хорошо знали, что такое избушка на курьих ножках. Вплоть до XIII–XIV веков, а кое-где и дольше, аж до XIX века, на наших лесных территориях покойников хоронили в домовинах — «избах смерти». Это был отличный способ захоронения для богатых деревом северных земель с их вечно промерзшей землей. Выбирались несколько стоявших рядом деревьев, их срубали на высоте полутора-двух метров, корни подсекали и частично вытаскивали наружу, чтобы уберечь стволы от гнили, а вверху возводили небольшую избушку, куда и помещали труп вместе с причитавшимися ему яствами и кое-каким скарбом. В такую избушку почти не могли попасть хищники, а стоять они могли десятилетиями и веками. Бабка-Язва, Старуха-Мор, а именно сама Смерть, конечно, рассматривала эти домики как свое законное жилье. Ее костяная нога, принадлежавшая миру мертвых, грозно стучала на тех, кто осмеливался сунуться ближе к этому охраняемому захоронению. И все Иваны Царевичи, попадавшие к ней в гости, проходили те обряды, которые были положены покойникам: их обмывали, избавляя от «человечьего духа», выдавали им пищу в долгий путь и укладывали спать — надолго.

Три медведя

Сейчас мы воспринимаем рассказ про Машеньку, наведавшуюся в гости к трем медведям на предмет опробовать их кроватки и миски, как нечто исконно наше. И тут мы в корне неправы. Именно «Три медведя» не являются даже интернациональным бродячим сюжетом — это чисто шотландская сказка, вошедшая и в английский фольклор.

Русской ее сделал Лев Толстой. Он перевел эту сказку, ознакомившись с ней в исполнении Роберта Саути (сказка Саути была опубликована в 1837 году). В изначальной, фольклорной версии к медведям являлся их вечный противник лис, и он либо вынужден был бежать от медведей со всех ног, либо с него все-таки успевали спустить шкуру, на которой самый маленький медведь потом любил греть свои лапки, сидя перед камином. Роберт же Саути превратил главного героя в маленькую старушку. Судьба старушки осталась туманной. Вот как звучит финал сказки Саути:

«Старушка прыгнула из окна, и то ли она сломала себе шею при падении, то ли убежала в лес и там заблудилась, то ли благополучно выбралась из лесу, но была схвачена констеблем и отправлена в исправительный дом как бродяжка, я не могу сказать. Но три медведя больше никогда ее не видели».

А Лев наш Николаевич ни с какими старушками знаться не пожелал и сделал героиней маленькую девочку, благополучно спасшуюся от ужасов медвежьего леса».









Profile

Маразм Петербуржский
marazm_p
marazm_p

Latest Month

June 2017
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner